Задумаюсь над опытом святым

 

"Нам всё помнится: в ночи зимние 
Над Россией, над родимою страной, 
Весь израненный, в снежном инее 
Гордо высился печальный город мой».

 27 января в России отмечается День воинской славы - День снятия блокады Ленинграда. Почти 900 дней город находился в страшном кольце гитлеровских войск. О тех, кто находился в осаждённом врагом Ленинграде, кто каждую минуту боролся за жизнь и, вопреки всему, выжил, особое слово. Одной из таких стала Искра Леонидовна Симонова – председатель златоустовской общественной организации «Жители блокадного Ленинграда», с которой побеседовала наш корреспондент.

Холодная голодная смерть

Теплым летним днём 22 июня 1941 года Искра вместе с подругами отправилась на концерт в парк, до которого они так и не дошли. У репродуктора на улице столпились люди, все слушали диктора. Он объявлял о том, что началась война.

 - От этого слова - «война» всё внутри похолодело, - вспоминает Искра Леонидовна, - жили себе, радовались, и вдруг такое… Помню, мы побежали домой, рассказать новость. Тогда никто не верил, казалось, что это происходит не с нами.

«Весь мир знает Танечку Савичеву, которая в своём дневнике рассказала о гибели большой и дружной семьи в блокадном Ленинграде, и такой дневник мог бы написать, наверное, каждый ребёнок, переживший блокаду» - говорит Искра Леонидовна.

Вот что она рассказала:

«Сентябрь 1941 года – начало суровых дней. Мне тогда было 13 лет. Немецкие стервятники по несколько раз в день бомбили город. Невыносимо выла сирена, от этого воя сжималось сердце и переворачивалось всё внутри. Я до сих пор содрогаюсь, когда слышу сирену. Бомбоубежища под нашим домом не было, и мы прятались в окопах. Однажды мы не успели укрыться и наблюдали, как наши зенитки отбивали вражеские атаки. И вдруг подбили фрица. Радуемся, кричим: «Ура!». А после отбоя воздушной тревоги увидели на улице изуродованный бомбёжкой трамвай, а ведь мы на нём ехали.

Когда немцы разгромили склады, надеясь взять город измором, ввели карточки, и наступила холодная, голодная снежная зима 41 года. Дров и тепла нет, воды и света мало, хлеба125 граммов– черный сырой кусочек. Люди слабели с каждым днём и умирали, иногда даже посреди улицы.

В январе 1942 года, когда прибавили хлеба, умер родной братишка Владлен, ему было 11 лет. Он всё ждал весну, чтобы перейти фронт и добраться до бабушки, эвакуированной в Новосибирск. Перед смертью он очень хотел попить молока и всё говорил, что в Новосибирске бабушка его напоит. Но его мечте не суждено было сбыться – ночью он умер.

В марте мы с мамой отправились в завком завода, где она работала. Мама была очень слаба и сказала в приёмной «привести привела, а увести не смогу». Меня забрали в общежитие при заводе. Кормили там хряпом и маисовой кашей. (Хряп – суп из измельченных верхних листьев кочана капусты.) Мне тогда говорили, что мама болеет, но когда она поправится, то меня обязательно найдёт. Сейчас я понимаю, что просто меня берегли. Больше я маму не видела, думаю, весной её не стало. Вскоре умерли и два двоюродных брата Шурик и Валя, им было по 16 лет.

 Ленинградская искорка

 – Искра Леонидовна, ведь эвакуацию детей объявили почти сразу. Почему многие, и вы в том числе, остались?

– Потому что никто не верил, что осада, да и вообще война, продлится так долго. И как-то не страшно было, что ли. Хоть немцы и сжимали кольцо, хоть и рвались в город, мы верили в силу и стойкость наших солдат, сдерживавших натиск врага. Расскажу один случай, который меня поразил до глубины души. Как-то мы ухаживали за ранеными бойцами в госпитале, у одного из них не было ног. Так он танцевал чечетку на руках, представляете? И все говорил, что ещё повоюет. Вот какой дух был у наших!

А весной стали сажать семена, выращивать урожай. Люди ели всё, что могла дать матушка-земля – траву, одуванчики, подорожник. Этой же весной меня вместе с другими детьми эвакуировали в Горьковскую область, в с. Столбище. Поселили нас в местной школе. Когда приехал наш обоз, до сих пор помню, как нас встречали селяне. Многие плакали, сочувствуя нам, совали нам в руки кто что мог. Никогда ни в чем не отказывали. И никогда с нас не брали денег.

 

- Как Вы попали в Златоуст?

- Сюда приехала к дяде в 1957 году. Он был репрессирован и сослан в Златоуст. Вы знаете, никогда не думала, что мне так понравится город, и я так здесь приживусь. Поразило, что в вашем городе ходили трамваи, ведь в то время, если в городе есть трамвай, он считался уже современным. А природа? Я никогда не видела столько леса, такие красивые горы. А как спокойно мне здесь показалось!

 

- Не возникала мысль вернуться обратно?

- Вы знаете, нет. Ведь в Ленинграде у меня никого не осталось. Я несколько раз посещала свой родной город, но там не осталось даже родного камушка – всё было стёрто! Что меня поражает, так это теперешние тамошние зимы – какие они мягкие. Ни разу, наверное, не было такой суровой зимы, как в 41-ом. Замерзли водопровод и канализация. За водой ходили на набережную Невы, делали прорубь и набирали воду под обстрелами.

 - Искра Леонидовна, Вы председатель общественной организации, сколько осталось блокадников в Златоусте?

- Да. В 1995 году, однажды случайно я узнала, что моя знакомая тоже блокадница. Тогда пришла мысль собрать всех блокадников, живущих в Златоусте. Так появилась наша организация. На сегодня нас осталось 28. Мы выходим в образовательные учреждения, беседуем с молодёжью. Потому что история должна быть хорошим уроком. Миллион людей ушли из жизни ни за что, понимаете?

 - Что бы вы хотели пожелать молодому поколению?

- Я желаю молодёжи чистого голубого неба, ярких красок, улыбок мамы, богатого окружения родными и добрыми людьми, мира на века!

 - Чего сейчас всем народам не хватает для того, чтобы жить в мире?

- Думаю, народам нужно прислушиваться, понимать, сострадать друг другу. Мне повезло, я никогда не встречала плохих людей. Может, времена были другие. Но люди были добрее, отзывчивее, сердечнее, что ли. Как нам всем сейчас этого не хватает!

 Дети блокады прожили свою жизнь, многие из них уже покинули нас, а оставшиеся живут и радуются жизни, какой бы она ни была. Они счастливы, что живы, что у них 

выросли дети и подрастают внуки. А еще, они счастливы, что нет войны.

 

Оксана БОРИСОВА

 

 

Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
                _         _    
_ __ ___ | | __ / \
| '_ \ / __| | |/ / / _ \
| |_) | \__ \ | < / ___ \
| .__/ |___/ |_|\_\ /_/ \_\
|_|
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.